Земледелие Среднего Приднепровья

Первоначальная история земледелия в области Среднего Приднепровья до сих пор недостаточно освещена в специальной литературе. Впервые мысль о существовании земледелия в Среднем Приднепровья в неолите высказал киевский археолог В. Хвойка, хотя у него и не было к тому достаточных оснований. Свои заключения В. Хвойка строил на материалах раскопок древних землянок, а также на изучении остатков поселений так называемой трипольской культуры.

С того времени мысль о существовании земледелия в неолите в области Среднего Приднепровья твердо вошла в науку, хотя материалы, из которых исходил В. Хвойка, относятся собственно не к неолиту, а к энеолиту. Перед исследователями возникает ближайшая задача — проверить по новым данным материалы старых археологов.

Несомненные свидетельства о знакомстве древних родовых общин с земледелием дают находки остатков зерен и шелухи культурных растений, а также различных земледельческих орудий. В развалинах древних землянок на киевских возвышенностях в обожженной глиняной обмазке стен сохранились отпечатки зерен и шелухи хлебных злаков. Такие же отпечатки зерен и шелухи исследователи обнаружили и в обмазке глинобитных сооружений трипольской культуры. Произведенные в Институте ботаники и Украинской академии наук специальные исследования многочисленных образцов упомянутой обмазки с несомненностью установили знакомство жителей киевских возвышенностей с просом и пшеницей, а строителей древних трипольских сооружений — с пшеницей, просом, ячменем и рожью. Эти заключения вполне подтверждаются остатками обугленных зерен пшеницы и проса, обнаруженными В. Хвойкой в глиняных сосудах, а также в особых подземных склепах .в районе сел Триполья, Щербаневки, Веремья и Крутобородинцев, а проф. Э. Штерном — в Петренах.

Возделывание хлебных злаков древние родовые общины Среднего Приднепровья производили при помощи специальных земледельческих орудий.

Для обработки почвы служили клиновидные просверленные и просверленные мотыги из камня, кости и рогов оленя или лося. Их прикрепляли к прямым или изогнутым деревянным рукояткам. Несомненно, существовали и деревянные земледельческие орудия — палки, мотыги, суковатки и пр., но они не сохранились в земле. Просверленные, роговые, а также односторонние выпуклые каменные мотыги являются обычным орудием в инвентаре как трипольских, так и других родовых общин Среднего Приднепровья. Никаких следов существования плуга и никаких указаний на использование в земледелии тягловой силы животных в археологических материалах, относящихся ко времени существования родового строя в Среднем Приднепровья, не имеется.

Уборка, урожая производилась, вероятно, просто руками. Но существовали и специальные орудия, которые могли служить древним земледельцам в качестве серпов. Такими орудиями могли быть часто встречающиеся в инвентаре древних родовых поселений простые кремневые пластинки с одним или двумя режущими краями. Иногда для большей эффективности края этих орудий мелко зазубривались. О таких орудиях с уверенностью можно говорить как о серпах. В качестве серпов употреблялись, вероятно, и кривые луновидные кремневые орудия с одним вогнутым и мелко иззубренным краем, известные в археологической литературе под названием «кривых ножей» или «пил». Они также иногда встречаются в трипольских поселениях, на дюнных стоянках и в курганах со «скорченными костяками». Никаких орудий, годных для молотьбы, до сих пор не найдено. Поэтому о древнейшем способе обмолота хлебов можно только догадываться.

В примеси к глиняной обмазке стен встречается мелко истертая шелуха и мякина злаков, но ни целых колосьев, ни даже более или менее значительных частей их самым тщательным исследованием не обнаружено. Не обнаружено также и наличия целой или измельченной соломы. Но в то же время в обмазке часто встречаются следы ‘зерен, нередко в кожуре. Значит, способ молотьбы был таков, что колосья раздроблялись на мелкие части, но зерно часто даже не освобождалось от кожуры.- Возможно, что колосья просто растирались в руках, топтались ногами или оббивались деревянными Палками. Отсутствие соломы в мякине, возможно, объясняется тем, что ее вообще не собирали во время жатвы, а срезали одни только колосья.

Вымолоченное зерно перерабатывалось на зернотерках, состоящих из каменных шит и пестов. Целые зернотерки или их части очень часто встречаются в развалинах древних трипольских сооружений, а также на дюнных стоянках и в торфяниках. На этих же зернотерках мололи желуди, размельчали ракушки речных моллюсков для примеси к гончарной глине, растирали краски и пр. Хлебные зерна перерабатывали и в каменных ступках при помощи каменных же пестов, которые в Среднем Приднепровья очень часто встречаются в вещественных памятниках неолита, энеолита и бронзы.

При размоле на зернотерках и в ступках мука получалась, очевидно, с большой примесью крупы. Из этой муки приготовляли поджаренные или в золе, на углях, на раскаленных камнях или в особых широких сосудах с низким бортом («сковородах») круглые пресные лепешки и варили в глиняных горшках жидкую кашицу. Возможно, что родовые общины, обитавшие в киевских и трипольских землянках, уже умели печь настоящий хлеб; во всяком случае в развалинах древних жилищ встречаются большие закрытые печи, в которых свободно могла производиться выпечка хлеба. Эти печи не были обогревательными, для обогревания служили открытые очаги, встречающиеся часто рядом с закрытыми ‘печами. В закрытых печах могли также сушить желуди, орехи и другие продукты лесного собирательства.

Однако сообщение В. Хвойки о находке в киевских землянках остатков хлеба не подтвердились: специальное исследование установило, что серые яйцевидные катыши, принятые Хвойкой за части «шишковидных лепешек», являются копролитами волка или собаки.

Хлеб в зерне хранился в больших глиняных сосудах, которые стояли обычно в жилищах на особых глиняных прилавках, в нишах или же на полу — в специальных ямках. Иногда же сосуды просто вкапывались в пол. В инвентаре древних трипольских поселений для хранения зерна употреблялись большие грушевидные сосуды, украшенные полихромным или бороздчатым спиральным орнаментом.

Иногда сосуды с зерном стояли в особых помещениях, причем рядом с ними всегда находились каменные зернотерки. Нередко таких сосудов и зернотерок насчитывалось до десятка в одном помещении. Хотя В. Хвойка и принимал эти помещения за культовые сооружения (усыпальницы), но правильнее было бы считать их помещениями для хранения и переработки зерна. Рядом с такими помещениями иногда находились особые прямоугольные подземные склепы. В двух склепах В. Хвойка обнаружил лежащие кучами среди золы обугленные зерна пшеницы и проса. Вероятно, что были ямы для хранения общих родовых запасов зерна и других продуктов питания. Такие подземные склепы В. Хвойка нашел в древних глинобитных постройках в окрестностях Триполья, Веремья, Новоселок и Стаек. Круглые ямы для хранения продуктов отмечены А. Спицыным и В. Доманицким в Колодистом б. Киевской суб., а С. Гамченко — в селах Криничках и Корытном б. Подольской губ.

Итак, собранные до настоящего времени археологические материалы с достаточной убедительностью свидетельствуют о возделывании древними родовыми общинами Среднего Приднепровья нескольких культурных растений, о существовании специальных орудий для обработки земли, уборки урожая и перемола зерна, а также о наличии ям и особых помещений для хранения продуктов земледелия. Все это говорит о том, что земледелие в то время уже достигло довольно значительного развития. Но отсутствие плуга и наличие только ручных земледельческих орудий ‘показывает, что земледелие было мелким. Частые находки в древних поселениях свалок с массой ракушек речных моллюсков, а также костей домашних и диких животных свидетельствуют, что продукты земледелия не могли удовлетворить потребности родовых общин в Продовольствии, поэтому им приходилось обращаться к скотоводству, охоте и собирательству.

Несмотря на это, земледелие было чрезвычайно важной, хотя, возможно, и не преобладающей отраслью производства древних родовых общин Среднего Приднепровья. Оно могло существовать и развиваться исключительно благодаря кооперативной форме организации труда на основе коллективного владения как землей, так и всеми необходимыми средствами производства.

Большинство земледельческих работ выполнялось, очевидно, женщинами. Во всяком случае, вспашку, посев, уход за посевами, уборку урожая, молотьбу и переработку продуктов земледелия без сомнения производили женщины; они же вели обширное коллективное домашнее хозяйство строили глинобитные дома, лепили посуду, собирали речных моллюсков, пряли, ткали, готовили пищу. Все это дает основание предполагать, что в древних общинах Среднего Приднепровья были очень сильны традиции материнского рода. В связи с этим нужно рассматривать и часто находимые в трипольских поселениях глиняные женские статуэтки, возможно, являющиеся идеологическим религиозным отражением социальных отношений материнского рода.

Но наличие скотоводства свидетельствует о растущем социальном значении мужчины и о появлении условий, ведущих к утверждению отцовского рода.

Из явлений идеологического порядка, отразивших на себе некоторое влияние земледельческой деятельности древних родовых общин, можно указать еще на элементы растительного орнамента на трипольских сосудах, украшенных расписными и прочерченными узорами.

Смотрите также